я

(с)Клайв Льюис

Есть только два вида людей -- те, кто говорит Богу: "Да будет воля Твоя", и те, кому Бог говорит: "Да будет твоя воля".
Все, кто в аду, сами его выбрали.

(There are only two kinds of people in the end: those who say to God, “Thy will be done,” and those to whom God says, in the end, “Thy will be done.” All that are in Hell, choose it.)

я

Как в промежуток между 41 и 45 попадает 37

Был я сегодня в 16 роте ГИБДД. Забирал отобранные у меня бдительной полицией права.

А там, внутри, куда без легкого обыска и войти невозможно, все обклеено такими вот плакатиками:


Чтой-то стало как-то неуютно.
Уже чудятся новые выводы про тех кто не скачет.
А самое серьезное, что это не в интернете у каких-нибудь Иванушек не помнящих, а прям в полиции.
История повторяется: первый раз как трагедия, второй -- как фарс. Или фарш?

я

Oh! Charlie is my darling

На днях тут узнал случайно, что принц Чарльз (Виндзор) имеет некоторые гипотетические права на российскую корону.

И некоторые очень даже приветствуют такую возможность, как способ примирить Россию с англо-саксонским миром.

Если уж не сам принц, тогда хоть его сын  -- принц Гарри.

Что же? Вполне реальные сценарии конца света...

Apocalypse Tomorrow!

я

Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка

Кем вырастут дети, с младых ногтей привыкшие к звериному образу?

Людьми или зверушками?

А многие и причащают детенышей своих в таком виде. И ведь священники ничего -- причащают как будто так и надо.

А как же образ Божий?


А вот как относились к  подобному в позапрошлом веке:

Рядиться-то… на Святках дозволяла, ничего. Харь этих не любила, увидит — и в печку. Отымет, бывало, у папашеньки и сожгет, а его лестовкой постегает… не поганься, хари не нацепляй!

— А почему не поганься?

— А, поганая потому. Глупая твоя нянька, чего купила! Погляди-ка, чья харя-то… После ее личико святой водой надо. Образ-подобие, а ты поганое нацепляешь. Лисичка ничего, божий зверь, а эта чья образина-то, погляди!

Я оглядываюсь на маски. Харя что-то и мне не нравится — скалится и вихры торчками.

— А чья, его?..

— Человека такого не бывает. Личико у тебя чистое, хорошее, а ты поганую образину… тьфу!

— Знаешь что, давай мы ее сожгем… как прабабушка Устинья?

— А куда ее беречь-то, и губища раздрыгана. Иван Богослов вон, Казанская… и он тут! На тот год, доживем, медвежью лучше головку купим.

Я влезаю на холодный сундук и сдергиваю харю. Что-то противно в ней, а хочется последний разок надеть и попугать Горкина, как вчера. Я нюхаю ее, прощаюсь с запахом кислоты и краски, с чем-то еще, веселым, чем пахнут Святки, и даю Горкину — на, сожги.

— А, может, жалко? — говорит он и не берет. — Только не нацепляй. Ну, поглядишь когда. Вон гонители мучили святых, образины богов-идолов нацеплять велели, а кто нацепит — пропал тот человек, как идолу поклонился, от Бога отказался. И златом осыпали, и висоны сулили, и зверями травили, и огнем палили, а они славили Бога и Христа!

— Так и не нацепили?

— Не то что… а плевали на образины и топтали!

— Лучше сожги… — говорю я и плюю на харю.

— А жалко-то?..

— Наплюй на него, сожги!..

Он держит харю перед огнем, и вижу я вдруг, как в пробитых косых глазах прыгают языки огня, пышит из пасти жаром… Горкин плюет на харю и швыряет ее в огонь. Но она и там скалится, дуется пузырями, злится… что-то течет с нее, — и вдруг вспыхивает зеленым пламенем.

— Ишь, зашипел-то как… — тихо говорит Горкин, и мы оба плюем в огонь.

А харя уже дрожит, чернеет, бегают по ней искорки… вот уже золотится пеплом, но еще видно дырья от глаз и пасти, огненные на сером пепле.

— Это ты хорошо, милок, соблазну не покорился, не пожалел, — говорит Горкин и бьет кочережкой пепел. — «Во Христа креститеся, во Христа облекостеся», поют. Значит, Господен лик носим, а не его.

ИванШмелев "ЛетоГосподне"

я

Богоявленские сомнения

Уже через два дня наступит Крещенский сочельник, а за ним и Богоявление.

Батюшка уже распорядился повесить объявление о водосвятном молебне вечером в пятницу около святого источника в Соколовой пустыни, неподалеку от нашего храма.
И сама литургия Крещенская будет совершаться ночью с пятницы на субботу.



Мне не нравится эта современная практика.
Если в Пасху и в Рождество ночное богослужение имеет самый непосредственный исторический смысл -- так как Господь родился и воскрес ночью, то крестился Иисус Христос средь бела дня, следовательно и праздновать это событие ночью я смысла не вижу.

Мерещится мне в этой моде заигрывание с мiрскими порядками. Людям нравится ночью потусоваться в церкви, а многим и в прорубь ночью нырнуть.

А я старый уже, мне бы выспаться перед службой да помолиться пред причастием в ночной тишине...

я

Святочное утро

--  Православная наша вера, русская... она, милок, самая хорошая, веселая! и слабого облегчает, уныние просветляет, и малым радость.
И это сущая правда.
Иван Шмелев, " Лето Господне"
я

Радуйся, Мамона!

— А какая она, мамона... грешная? Это чего, мамона?
— Это вот самая она, мамона,
— смеется Горкин и тычет меня в живот.
— Утроба грешная.
А душа о посте радуется.
(с)Шмелев, "Лето Господне"

Люблю Петровский пост. Он не  слишком строг и в меру продолжителен.

Но есть у него одна печальная особинка -- как раз во время этого поста созревает клубника. Виктория. Ягода.
Казалось бы -- ешь и радуйся...
А ведь клубнику едят с молоком (или со сливками). Но молока-то и нельзя никак.
Хорошо было героям Шмелева при батюшке царе -- миндаль толкли и делали молочко миндальное. Сейчас миндаля не укупишь.
Только после 12 июля, когда уже виктория отойдет на огороде, и останется одна кислая ремонтантка, удается полакомиться любимым яством. (Чуть было не написал полакомиться лакомством).

Сей год на радость мамоне моей грешной в продаже появилось постное молоко. Из овса. И очень вкусное. И не дороже обычного.  Продается почему-то в магазинах FixPrice; видимо остальные сети еще не раскусили.

Так что этими петровками и клубнику, и кофе и чай, да и кашу манную -- делаем с молоком!